Книга зверей - Несбит Эдит - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Эдит Несбит

Книга зверей

* * *

В ту минуту, когда пришло это известие, он как раз строил крепость, и, конечно, все кубики остались лежать разбросанными на полу, потому что известие было потрясающим! Сперва раздался звонок в дверь, и Лионель подумал, что явился мастер чинить газ: с тех пор, как он сделал качели, привязав конец веревки к газовому крану, там что-то сломалось, и газ включать не разрешали.

Но тут вошла няня и объявила:

— Лионель, деточка, это за тобой. Тебя хотят сделать королем.

И она поскорей повела его умываться, причесываться и переодеваться. Во время этих процедур Лионель так дергался, сопротивлялся и извивался, выкрикивая: «Хватит, хватит!.. Уши не надо, они чистые!.. Да я уже причесывался!» — что няня заметила:

— Можно подумать, будто ты не королем готовишься стать, а ужом.

Улучив момент, он все же выскользнул из няниных рук и, не дожидаясь чистого платка, выбежал в гостиную. Два очень важных джентльмена в красных костюмах, отделанных мехом, и в пышных, как пончики, бархатных шапках с золотыми ободками низко поклонились Лионелю, и тот, что был постарше и поважнее, торжественно произнес:

— Сир, ваш пра-пра-пра-пра-пра-дедушка, король этой страны, умер, и теперь вам надлежит занять королевский трон.

— Согласен, — ответил Лионель. — Я с удовольствием. А когда?

— Коронация состоится сегодня днем, — объявил второй джентльмен.

— К которому часу приезжать? С нянюшкой или без? И не надеть ли мне куртку с кружевным воротником? — спросил Лионель, которого часто приглашали на чай.

— Ваша няня будет доставлена во дворец позднее. А насчет костюма не беспокойтесь: под королевской мантией его не будет видно.

И оба джентльмена незамедлительно проводили Лионеля к ожидавшей их роскошной карете, запряженной восьмеркой белых лошадей. В последний момент Лионель обернулся и, подбежав к няне, обнял и поцеловал ее:

— Спасибо, нянюшка! Извини, что я не дал тебе домыть второе ухо — я очень тороплюсь. Платок, так и быть, возьму. До свидания, до скорой встречи!

— До свидания, лапочка, — отвечала няня. — Будь хорошим королем, не забывай говорить «пожалуйста» и «спасибо», передавай пирог маленьким девочкам и ни в коем случае не проси добавки больше двух раз подряд.

И карета увезла Лионеля навстречу его новой королевской жизни. Пока они ехали через город, он пару раз пробовал ущипнуть сам себя, чтобы удостовериться, уж не сон ли это. Ущипленное место ныло — значит, не сон. Подумать только! Полчаса назад он еще играл кубиками в детской, а теперь — улицы, по которым он проезжал, сверкали разноцветными флагами, из всех окошек махали платками и кидали цветы, вдоль тротуаров шеренгами стояли солдаты в ярко-красных мундирах, колокола звонили как бешеные, и словно мощный гимн сквозь эту музыку колоколов со всех сторон раздавалось: «Да здравствует Лионель! Да здравствует наш маленький король!»

— А я-то думал, что у нас республика, — пробормотал Лионель. — Кажется, уже давно не было никакого короля.

— Сир, — начал объяснения один из двух важных джентльменов (он был Канцлером, а второй — Премьер-министром), — действительно, ваш пра-пра-пра-пра-пра-дедушка скончался, когда мой дедушка был еще ребенком. И с тех самых пор наш народ начал копить деньги на корону, откладывая кто по шесть пенсов, кто по полпенни, в зависимости от дохода. Корона ведь стоит недешево.

— Но разве у моего пра-пра-и-так-далее-дедушки не было короны?

— Была, сир. Но он выковырял из нее все драгоценные камни и продал их, чтобы купить побольше книг. В довершение всего корона распаялась, и король был вынужден отдать ее в починку, но так и не смог — до самой своей смерти! — раздобыть денег, чтобы заплатить лудильщику.

Премьер-министр вздохнул и смахнул слезу; но тут карета остановилась возле дворца, и Лионеля повели короноваться. Коронация — дело долгое и утомительное. Почти два часа пришлось простоять в тяжелой мантии, пока все, кому полагалось, не перецеловали ему руку. Так что Лионель был очень рад, когда церемония закончилась и ему позволили наконец удалиться в приготовленную для него детскую.

Там уже поджидала его няня и стол был накрыт для чаепития. К чаю дали сладкие булочки с тмином и с изюмом, варенье и горячие гренки с маслом; чашки были из тонкого фарфора с алыми, голубыми и золотыми цветами, и пить можно было сколько влезет. После чая Лионель сказал:

— Теперь хорошо бы почитать. Принеси мне книжку, нянюшка.

— Господь с тобой, деточка! — удивилась няня. — Ты что же, как стал королем, так и ходить разучился? Сам ступай за своими книжками.

И Лионель отправился в королевскую библиотеку.

В библиотеке он увидел Канцлера и Премьер-министра, которые низко поклонились при его появлении и спросили, что ему здесь понадобилось.

— Ого! — воскликнул Лионель, оглядываясь по сторонам. — Сколько книг! Это ваши?

— Они принадлежат Вам, Ваше величество, — ответил Канцлер. — А раньше принадлежали покойному королю, вашему пра-пра…

— И что же? — перебил Лионель.

— Это был замечательный король. Да-да, просто превосходный король во многих отношениях. Но за ним водились некоторые… гмм… странности.

— Он был сумасшедший? — Лионель так и подпрыгнул от любопытства.

— Что вы, что вы! — оба джентльмена были явно смущены. — О, конечно, не сумасшедший. Но он был, как бы это сказать, чересчур… вот именно, чересчур умен. И нам бы не хотелось, чтобы наш маленький Король даже прикасался к этим книгам.

Лионель был озадачен.

— Дело в том, — продолжал Канцлер, озабоченно теребя бороду, — что ваш пра-пра…

— Говорите же скорее! — воскликнул Лионель.

— Его называли колдуном, Ваше величество.

— Неужели и вправду…

— Разумеется, нет. Он был достойнейшим королем, ваш пра-пра-пра…

— Понятно! Но…

— Но книг этих вам лучше не трогать.

— Ну, хоть одну, вот эту! — воскликнул Лионель, погладив ладонью толстую книгу, лежащую на письменном столе. Это был увесистый, украшенный рубинами том, переплетенный в коричневую кожу с золотым тиснением, с золотыми резными застежками и золотыми же уголками — для красоты и долговечности.

— В нее я обязательно должен заглянуть, — добавил он, разглядев на корешке надпись крупными буквами: КНИГА ЗВЕРЕЙ.

— Не делайте глупостей, Ваше величество!.. — встревожился Канцлер.

Но Лионель уже расстегнул застежки и раскрыл книгу на первой странице. Там была нарисована бабочка, да какая! Огромная, золотисто-коричневая, с голубыми и алыми пятнышками, она сияла свежими красками, как живая!

— Вот видите! — сказал Лионель. — Разве это не чудесно! Так почему же… Не успел он договорить, как прекрасная Бабочка качнула своими яркими крыльями и, отделившись от пожелтевшей книжной страницы, вспорхнула и вылетела в окно.

— Колдовство! — хрипло выдохнул Премьер-министр и судорожно сглотнул. — Я же говорил: колдовство!

Но Король уже перевернул страницу… Там была нарисована птичка с синим сияющим опереньем. Под рисунком, таким четким, что можно было различить каждое перышко, стояла подпись: «Синяя Райская Птица». Секунду-другую Лионель смотрел на нее как завороженный, и вдруг Птица расправила крылья, взмахнула ими и вылетела из книги…

Тогда Премьер-министр поспешно выхватил книгу у Короля, захлопнул страницу, где только что был рисунок Райской Птицы, и засунул том на самую верхнюю полку.

А Канцлер задал Королю хорошую встряску, Ругая его при этом безобразником и скверным шалуном.

— Слушаться надо, Ваше величество, когда вам говорят! — Он очень, очень рассердился.

— А что я такого сделал? — оправдывался Лионель. Он терпеть не мог встрясок, как и все мальчишки, — уж лучше бы отшлепали.

— Что вы такого сделали? Вот именно, что вы сами не знаете последствий своих поступков. А если бы на следующей странице была Змея, или Сколопендра, или Революционер, или что-нибудь вроде этого?