Семь суббот на неделе (иллюстрации Г. Акулова) - Маар Пауль - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:
Семь суббот на неделе (иллюстрации Г. Акулова) - pic_1.jpg

Пауль Маар

Семь суббот на неделе

Семь суббот на неделе (иллюстрации Г. Акулова) - pic_2.jpg
Семь суббот на неделе (иллюстрации Г. Акулова) - pic_3.jpg

СУББОТА

В субботу утром господин Пепперминт сидел у себя в комнате и ждал.

Чего он ждал? Этого он и сам точно не мог бы сказать.

Зачем же тогда он ждал? Вот это объяснить уже проще. Правда, нам придется начать рассказ с самого понедельника.

А в понедельник в дверь комнаты господина Пепперминта вдруг постучали. Просунув голову в щель, госпожа Брюкман объявила:

— Господин Пепперфинт, к вам гость! Проследите только, чтобы он не курил в комнате: от этого портятся занавески! Пусть не садится на кровать! Для чего я вам стул дала, как вы думаете?

Госпожа Брюкман была хозяйкой дома, где снимал комнату господин Пепперминт. Когда она сердилась, она всегда называла его «Пепперфинт». А сейчас хозяйка сердилась, потому что к нему пришел гость.

Гость, которого в тот самый понедельник хозяйка втолкнула в дверь, оказался школьным приятелем господина Пепперминта. Его фамилия была Поне-делькус. В подарок своему другу он притащил целый кулек вкусных пончиков.

После понедельника был вторник, и в этот день к господину Пепперминту явился хозяйский племянник — спросить, как решить задачу по математике. Племянник хозяйки был лентяем и второгодником. Господин Пепперминт ничуть не удивился его визиту.

Среда, как и всегда, пришлась посреди недели. И это, конечно, не удивило господина Пепперминта.

В четверг в соседнем кинотеатре неожиданно показали новый фильм: «Четверо против кардинала». Вот тут господин Пепперминт немного насторожился.

Наступила пятница. В этот день на репутацию фирмы, где служил господин Пепперминт, легло пятно: весь день контора была закрыта, и клиенты негодовали.

А случилось это потому, что хозяин фирмы очень боялся воров. Каждый вечер он прятал ключ от своей конторы в другое место. В четверг он придумал особенно надежный способ его хранения. Завернув ключ в носовой платок, хозяин сунул его в ботинок, который поставил в платяной шкаф; накрыв ботинок шляпой, он запер шкаф. Ключ от шкафа хозяин вложил в коробку для сигар, а ее спрятал в ящик письменного стола и его тоже запер. Затем он спрятал ключ от письменного стола. В пятницу утром он отлично помнил, где надо искать ключ от конторы. А вот куда, он спрятал ключ от письменного стола, этого он никак не мог вспомнить. И стало быть, не мог и отпереть ящик письменного стола, чтобы достать оттуда ключ от платяного шкафа, без которого нельзя было подобраться к ключу от дверей конторы. И ему не оставалось ничего другого, как отослать господина Пепперминта домой и погрузиться в размышления. До тех самых пор, пока он не вспомнит, куда же он положил ключ.

Теперь, сказал себе господин Пепперминт, все ясно — ни о каких случайных совпадениях не может быть и речи: в понедельник — господин Понеделькус с пончиками; во вторник — Второгодник; среда, как всегда, посреди недели; в четверг — премьера фильма «Четверо против кардинала» в соседнем кинотеатре; в пятницу — пятно на чести фирмы!

И вот нынче утром господин Пепперминт сидит у себя в комнате и с волнением ждет, что же принесет ему суббота…

Ему не пришлось долго ждать: в дверь громко постучали. От волнения у господина Пепперминта перехватило дыхание, и он не мог выговорить ни слова. Но это была всего лишь госпожа Брюкман, которая вошла в его комнату с ведром и метлой в руках.

— Вы что, не можете сказать «Войдите!», как всякий нормальный человек? — осведомилась хозяйка и с грохотом поставила ведро на пол у ног господина Пепперминта.

Тот пугливо спрятал ноги под стул. Ему очень хотелось ответить: «А какой нормальный человек входит в комнату, не услышав слова «Войдите!»?»

Но господин Пепперминт с его добрым и кротким нравом терпеть не мог ссор. К тому же он немного побаивался госпожи Брюкман, ведь она была выше его ростом чуть ли не на целую голову. Но главное — она была хозяйкой комнаты, которую он снимал, и могла выселить его в любую минуту. Потому-то господин Пепперминт и промолчал.

— У вас что, язык отнялся, господин Пеппер-финт? — продолжала госпожа Брюкман, принявшись подметать пол.

— А не могли бы вы, если, конечно, это вас не затруднит, убрать мою комнату несколько позднее? — отважился пролепетать господин Пепперминт.

— Ступайте-ка погулять, если я вам мешаю! — грубо ответила госпожа Брюкман. Затем она скомандовала: — Уберите ноги!

И метла тотчас двинулась в атаку на ботинки господина Пепперминта. Он поставил ступни на сиденье стула.

— Грязнуля несчастный! — закричала хозяйка. — Как вы смеете пачкать ботинками мой прекрасный стул? Сейчас же ступайте на кухню за тряпкой!

Господин Пепперминт покорно поплелся на кухню. Когда он вернулся с тряпкой, то увидел, что госпожа Брюкман уже успела водрузить стул на стол и принялась мыть пол. Со вздохом взял он свою шляпу, накинул куртку и направился к двери.

— Куда это вы собрались? — крикнула ему вдогонку госпожа Брюкман.

— На прогулку!

— Это на вас похоже: прогуливаться среди бела дня, когда все люди работают!

— Но вы же сами сказали, чтобы я шел гулять! — возмутился господин Пепперминт.

— И правильно сказала! Идите, идите, домосед несчастный! — снова закричала хозяйка. — Вы же день-деньской торчите в четырех стенах.

Господин Пепперминт быстро захлопнул входную дверь и выскочил на улицу. Было прекрасное субботнее утро, ярко светило солнце, и он радовался, что больше не слышит брани хозяйки.

На углу тесной кучкой стояли люди. Подталкиваемый любопытством, господин Пепперминт устремился к ним. Люди что-то разглядывали — что-то, судя по виду, очень маленькое, потому что они смотрели вниз. Господину Пепперминту не терпелось узнать, что они там рассматривают, но люди так сгрудились, что ничего не было видно.

— Надо сообщить в зоопарк. Наверняка он сбежал оттуда. Дома такого никто держать не станет! — сказала женщина, стоявшая в самой середине круга. Очевидно, там сидел какой-то зверек.

— Это, наверное, такая обезьяна, — заявил кто-то из мужчин.

— Обезьяна? С пятачком? Да он куда больше

похож на лягушку! — воскликнул другой мужчина.

— Какая же это лягушка? Он же огненно-рыжий! Видали вы когда-нибудь лягушку с рыжими волосами? Да еще такую большую!

Любопытство разбирало господина Пепперминта все сильней: подумать только, ну и зверек, похожий сразу и на лягушку и на обезьяну!

— Стыдно, господа, издеваться над ребенком! Взрослые люди, а так себя ведете! — возмущенно заявила какая-то толстуха, окинув строгим взглядом собравшихся.

— Ребенок? Вы, наверно, близоруки! — сказал тот самый мужчина, который принял загадочное существо за обезьяну.

Но толстуха не унималась. Она наклонилась к зверьку и спросила:

— Как тебя, деточка, зовут?

Господин Пепперминт по-прежнему ничего не мог разглядеть. Но зато он кое-что услышал. Звонкий, пронзительный голосок ответил толстухе громко и четко:

— Никакая я не деточка, мадам! Бе-е-е! Люди, стоящие вокруг, разинули рты от изумления.

— Подумать только, оно умеет говорить! — воскликнул кто-то из мужчин.

— Да еще человеческим языком! — удивленно пробормотала какая-то дама.

— Говорила же я вам: это ребенок! — гордо заявила толстуха и снова наклонилась к загадочному существу: — Скажи мне что-нибудь, детка! — попросила она.

— Толстуха! Толстуха! — прокричал тот же пронзительный голосок.

— Это ты меня так называешь? — побагровев от обиды, спросила толстуха.

Некоторые из стоявших рядом людей захихикали. А пронзительный голосок вдруг запел:

Жила-была толстуха.
Вот как-то раз она
Совком копала ямку
И вырыла слона.
Нахальная толстуха
Уселась на него:
«Хоть я и не пушинка,
Но это ничего!»
Заплакал слон от боли:
«Найди себе коня!
Ведь слон я, а не лошадь!
Раздавишь ты меня!»
Нахальная толстуха
Не слушала слона —
Болтала, стрекотала,
Хихикала она.
Надулся слон, как глыба,
Взревел что было сил
И лопнул с громким треском —
Толстухе отомстил!